спорт

Боруссия 2: 0 Зенит, 28 октября 2020 г .: Результаты второго дня Лиги чемпионов, план C

Статистические результаты игры «Боруссии» и «Зенита» кажутся даже печальнее, чем сам футбол. Лишь одно владение сборной России в Дортмунде доходило до чужой штрафной. Разница в процентах колоссальная – 71 к 29.

«Зенит» всего три попадания с весом 0,25 от ожидаемого гола, среди которых была только одна из границ штрафной площади, а точно не одна. По меркам спокойствие было абсолютным: всего один поворот (на 76-й минуте).

Доля длинных программ составила 14% – 16 до перерыва и 12 после. В конце первого тайма был отрезок, где каждый пятый проход был длинным, на этом же отрезке общая точность паса упала до 73%.

Индекс PPDA (интенсивность давления) составляет 30,7, а в первой половине площади – 49,3. Другими словами, команда вообще не убирала мяч с другой стороны и не пыталась это сделать. Даже у “Уфы” в прошлом сезоне такие цифры были редкостью.

Все это крайне печальная картина, и особенно неприятно сейчас вспоминать, что речь идет о чемпионе страны. О клубе, которому в прошлом сезоне не было равных в России по силе и футболу по силе. О клубе с возможностью подписания команды на Лигу чемпионов. О клубе, который якобы должен подавать пример другим, но на самом деле играет против оппонента на более высоком уровне, не менее стыдно проигравших национальных лиг, играющих против него.

Дзюба не тащит «Зенит» в Лигу чемпионов. Но без него не стало лучше

Капитан сборной России отыграл с «Дортмундом» всего 45 минут, а «Зенит» проиграл после ухода с поля.

«Не позорься» – вот основной принцип «Зенита» в Германии. Но позор все же нашел чемпиона России, несмотря на не такой уж и страшный счет на табло. Ведь среди нас нет слепых: все смотрели футбол и все видели сине-бело-синюю внешнюю стратегию.

Главный вопрос: как «Зенит» вообще планировал забивать?

Сразу оговорюсь: я совсем не против игры под номером два. Тактика низкого блока может быть абсолютно оправдана, особенно в играх с топ-клубом, но важен один нюанс: команде нужно понимать, что делать после перехватов и отборов. Она держит мяч или сразу пытается доставить его в чужую ложу? Есть ли на поле быстрые фланкеры или нападающие, которые могут убежать? Какие алгоритмы используются для запуска быстрой атаки? Шалимов После игры в студии он сказал абсолютно правильную вещь: «Позиционная защита готовится к контратаке».

Я вчера смотрел «Зенит» – и, честно говоря, вообще не мог понять, что сине-бело-синие собираются делать. Семак с края он крикнул: «Держи мяч, не торопись». Команда его не послушалась и довольно быстро отменила владение мячом. Дистанция между Клюв а остальные игроки, как правило, оказывались огромными, поэтому даже целевые скидки после катания с шариками были проблематичными. Стандартов не было, потому что не было противовеса.

План атаки «Зенита», вероятно, существовал на бумаге, но на самом деле его не было. И в этом плане игра сильно отличалась, например, от прошлогодней игры клуба «Санкт-Петербург» против «Лиона». Затем был также совершенно низкий блок (и с тремя центральными защитниками), но переход в быструю атаку казался намного приятнее и эффективнее.

Я понимаю, что теперь Семак остался без Малькольм а также Конкуренция – и пришлось отойти от привычной 4-4-2, примитивной, но приносящей результат раньше. Однако тренерский штаб успел хотя бы поиграть с новыми алгоритмами. Где они?

Дзюбу заменили по делу: плохо держался, плохо держался, в атаке терял практически все мячи.

Дзюба в нынешнем виде – колоссальная проблема для коллектива. У Артема два кардинально разных состояния: либо он сжигает энергию (и тогда его уже нельзя остановить), либо он чахнет и начинает излучать негативную энергию для команды. Первое случалось гораздо чаще в последние сезоны (и это подвиг нападающего, он стал стабильнее), но сейчас время важных матчей упало на личное упадок Дзюбы. Дело не только в отсутствии целей и минимизации эффективных действий, а скорее в общем уровне игры.

Первый тайм Дзюбы в Дортмунде действительно стал почти катастрофой. К нему есть несколько претензий.

Во-первых, он потерял в атаке как минимум половину голов. Общее количество проигрышей составило 15 за половину (включая неточные передачи, ошибки дриблинга, плохую технику), что слишком много для игры, в которой вы должны наслаждаться мячом. Именно с потери Дзюбы самая опасная атака «Боруссии» в первом тайме началась с нереализованного выхода. Нидерланды один на один.

Во-вторых, Дзюба не оказывал реального давления на остальных защитников, несмотря на первоначальный план. Семак постоянно просил Артема опускаться ниже, нападающий мог опаздывать, а когда находился в нужной зоне, всегда позволял игрокам «Боруссии» спокойно работать с мячом.

В-третьих (а это уже проблема не только Дзюбы, но и всей команды, включая выбранный план) тактика с длинными передачами на Артема не сработала. Часто оказывался слишком далеко от партнеров, некому было делать адресные скидки, структура не способствовала. И когда Driussi или Ерохин тем не менее, им удалось подобраться поближе, уже у самого Дзюбы капли не работали.

По такой игре Артём был не нужен на поле: цеплялся за средний для себя (показатель выигранных единоборств по итогам составил 22% при среднем показателе за сезон 40,5%), уничтожил возможность быстрых атак с ненормальным количеством жертв, сам не сбежал, т.к. не имеет скорости. И – главное – он не светился положительной энергией.

Мостовой не стал усиливать атакующий футбол. Но каковы были его задачи?

Введите поле Мостовой – попытка играть в космосе. Во втором тайме длинные передачи приходилось делать не в борьбе, а в свободных зонах. Но, опять же, на местах не было четкого алгоритма. Где Андрею нужно было открываться – за спиной защитников или на флангах? Почему в сторону Мостового полетело как минимум четыре верховых мяча – неужели он должен был держаться за вершину?

В действиях Мостового и команды произошла рассинхронизация – когда нужно было броситься в центр, он мог оказаться на фланге в широкой и бесперспективной позиции. После матча Семак заметил, что молодой игрок «разлетелся». Хорошо, мы видели это раньше. Но вопрос тренеру: готовили ли вы какие-то конкретные варианты развития атаки на тренировке? Знал ли Андрей конкретные районы, по которым ему приходилось бежать?

Мостовой не особо играл за единственного центрального нападающего в схеме 4-3-3 (4-5-1). И неудивительно, что стратегия второго тайма вообще не сработала.

Что сделает «Зенит» дальше?

Допускаю, что Семак надеется улучшить позиционную структуру после окончательной адаптации Венделя. В Дортмунде бразилец стал лучшим по количеству точных передач (42 из 44, 95%), бросков (четыре из семи), его пелотон с Дуглас Сантос стал единственным, кого можно было четко проследить на протяжении всей игры. Обидно, что пока вся активность Вендела носит подготовительный характер – он уже не особо влияет на конструктивный футбол «Зенита», с трудом доставляет мячи в опасные зоны.

И еще жаль, что Семак так и не понял, как в меняющихся условиях персонала придерживаться чего-то хотя бы отдаленно похожего на атакующую структуру команды на уровне Лиги чемпионов. Еще несколько таких игр – и будет построен другой тренер. Заслуги Сергея Богдановича бесценны, но команде пора развиваться. В противном случае в Европе она еще надеется на аварию.

Используемые данные Wyscout и графический элемент Tactic Lite.

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button
Close
Close