Развлечения

Горбачев: Россия и США должны продлить новый СНВ и работать над следующим договором – российская политика и дипломатия

Как вы думаете, стоит ли ожидать каких-либо изменений в российско-американских отношениях сейчас, когда Байден входит в Белый дом? Можно ли их перезапустить? Какие основные проблемы должны решить Россия и США на этом пути?

Нынешнее состояние отношений между Россией и США вызывает большую озабоченность. К сожалению, это сложный факт. Но это также означает, что нужно что-то делать для нормализации отношений.

Я вспоминаю середину 80-х, тогда как здесь, так и за рубежом многие говорили, что в отношениях с США ничего не получится. Но мы возобновили диалог, собравшись на высшем уровне – после шестилетнего перерыва! – и приняли совместное заявление. Кроме того, мы разработали его на этом саммите и сформулировали наши цели и задачи. Мы сделали заявление о недопустимости ядерной войны, любой войны между нашими странами и обязались не добиваться военного превосходства. Мы договорились активизировать контакты на всех уровнях, а также наши обмены и сотрудничество.

Потом возникло много сложностей, но в целом мы держались стабильно на своем курсе. А через два года было подписано первое соглашение о ядерном разоружении – ДРСМД.

Вывод такой: нужно с чего-то начинать; мы не можем изолироваться друг от друга.

Каков ваш прогноз – как будет выглядеть политика Байдена в отношении Европы, постсоветского пространства? Стоит ли ожидать роста напряженности? Возможно ли возникновение новых регионов острой конфронтации между Россией и США?

Это должно скоро проясниться. Но хочу еще раз подчеркнуть: нам нужно разговаривать друг с другом, чтобы прояснить наши намерения и действия. На саммите в Женеве мы договорились создать двусторонние рабочие группы по всем вопросам – ядерному разоружению, двусторонним отношениям, гуманитарному сотрудничеству и региональным вопросам. Тогда было много, не меньше, чем сейчас. Как в соседних, так и в дальних регионах – в Африке, Латинской Америке и Юго-Восточной Азии. Но постепенно мы начали прояснять груду проблем и многого добились. И теперь мы должны вывести обсуждение региональных проблем на постоянную системную основу. Думаю, можно было бы договориться об определенных правилах игры, а затем обеспечить их соблюдение. Если их не уважают, мы должны говорить об этом и обсуждать, что не так, в чем проблема. Словом, это зона ответственности дипломатов.

Байдена называют глобалистом. На ваш взгляд, насколько реалистичны амбиции США стать абсолютным мировым гегемоном, или это невозможно в современном мире?

Вы знаете, спекуляции об американской гегемонии и даже об империи зародились на волне эйфории по поводу «победы в холодной войне». И в результате Соединенные Штаты начали вести себя соответствующим образом и оказались вовлеченными в конфликты и беспорядки почти на всех континентах. Последствия, мягко говоря, были очень тяжелыми. Поэтому необходимо отказаться от этих концепций, желательно раз и навсегда.

Реально ли сохранить новый СНВ? На ваш взгляд, какие еще договоренности нуждаются в доработке или развитии России и США? В каких сферах у нас наибольшие шансы на сотрудничество?

Необходимо продлить новый СНВ, и это реально, тем более что Байден выступал за него во время своей предвыборной кампании. Я помню разговор с ним в Белом доме в 2009 году, в начале президентства Барака Обамы. Главное, о чем мы тогда договорились, – это продолжение процесса ядерного разоружения. Я сказал ему: как сенатор, вы поддержали соглашения, которые мы подписали с президентом Рейганом и президентом Бушем. Теперь нам нужно сделать следующий шаг. Затем к разговору подключился Обама, и эта тема всплыла на поверхность. Новый договор СНВ, который он подписал с Медведевым в 2010 году, был очень важен. Не столько по масштабам сокращений, сколько по стабильности и управляемости. Инспекции, уведомления и механизмы консультаций очень важны, их нельзя разрушать. И как только договор будет продлен, мы должны двигаться вперед. Через два-три года можно будет заключить более амбициозный договор. Появились новые виды оружия, идет гонка качественных вооружений. Возникли и другие риски. В 1989 году мы подписали соглашение с США о предотвращении опасных военных действий. Вероятно, нам нужно получить его с полки, провести некоторые консультации и, возможно, обновить и уточнить его; выяснить, какие инциденты произошли, и предотвратить их повторение.

Насколько волнения в США могут повлиять на стабильность американского государства и общества? Какие выводы из этого следует сделать? Вы думаете, что Соединенные Штаты действительно потеряли право читать лекции другим странам о демократии?

Я уже высказал свое мнение: то, что там произошло, действительно создает угрозу демократии и стабильности американского государства. Но дело американцев – вникать в причины и последствия и делать выводы. Думаю, будет серьезное обсуждение. Это именно то, на чем они должны сосредоточиться, а не читать лекции другим. Однажды я сказал президенту Рейгану, когда он выбрал неправильный тон при обсуждении прав человека: «Мистер Президент, вы не наставник, а я не студент. Кроме того: вы не прокурор и меня не обвиняют. Если вы не согласны, наш разговор того не стоит. И, надо сказать, он внимательно выслушал мою точку зрения.

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button
Close
Close